Самое читаемое: 9 причин, почему мы выбираем не тех и превращаем брак в большую ошибку

admin
9 причин, почему мы выбираем не тех и превращаем брак в большую ошибку

Чтобы создать успешный союз, придётся разобраться не только во второй половинке, но и в себе.

Становится ещё грустнее оттого, что причины неправильного выбора партнёра обычны и лежат на поверхности. Как правило, они попадают в одну из следующих категорий.

Статистика безжалостна, и у каждого из нас перед глазами было немало примеров ужасных браков. Мы видели знакомых и друзей, которые пытались разорвать эти узы. Мы прекрасно знаем, что в браке можно столкнуться с крупными проблемами. И всё же с трудом переносим это понимание на свою жизнь: нам кажется, что это происходит с остальными, но не может произойти с нами.

Каждый из нас по-своему сумасшедший. Мы невротичные, несбалансированные, незрелые, но мы не знаем всех деталей, потому что никто не подстрекает нас изо всех сил на то, чтобы мы их нашли. Первоочередная задача влюблённых — найти рычаги, дёрнув за которые можно довести партнёра до бешенства. Нужно ускорить проявление индивидуальных неврозов и понять, почему они происходят, после каких действий или слов, а самое главное — какой тип людей вызывает подобную реакцию, а какой, напротив, успокаивает человека.

Поэтому вопрос о том, как правильно выбирать партнёра для создания семьи, должен рассматриваться и на личном, и на государственном уровне, как и вопросы безопасности дорожного движения или курения в общественных местах.

Настолько педантичным и осторожным был прежний институт брака по расчёту, что одной из особенностей романтического брака стало следующее убеждение: не стоит слишком много думать, почему вы хотите пожениться. Анализировать это решение — неромантично. Расписывать на листочке плюсы и минусы абсурдно и бесчувственно. Самое романтичное — сделать предложение быстро и неожиданно, возможно, через несколько недель после знакомства, в порыве энтузиазма, не давая себе ни единого шанса на рассуждения, которые приводили к страданиям людей на протяжении стольких лет. Это безрассудство кажется признаком того, что брак может работать именно потому, что прежний вид «безопасности» был так опасен для ощущения счастья.

Когда мы влюблены, мы чувствуем, что наши шансы на удачу куда выше. Влюблённый ощущает, что ему выпал удивительный шанс — один на миллион. А с такой удачей брак видится безупречной затеей.

Таким образом, мы остаёмся слепы к сложным сторонам нашего характера. Когда ярость настигает нас в одиночестве, мы не кричим, ведь это некому слушать, а потому не замечаем истинную тревожную силу нашей способности к ярости. Если мы посвящаем себя работе без остатка, потому что другие аспекты жизни не задаются, то в итоге маниакально используем работу, чтобы чувствовать контроль над жизнью, и взрываемся, если нас пытаются остановить. Или вдруг вскрывается наша холодная и отстранённая сторона, которая избегает интимности и тёплых объятий, даже если мы искренне и глубоко привязаны к кому-то.

На протяжении долгого времени мы коллективно боремся с последствиями сотен лет бесполезных вмешательств, основанных на предубеждениях, снобизме и отсутствии воображения.

Хорошее партнёрство — это не то, которое возникает между двумя здоровыми людьми (их не так много на нашей планете). Это то, что возникает между безумными людьми, которые смогли по счастливой случайности или в результате некой работы примирить свои умопомешательства друг с другом.

Мы женимся неправильно, потому что незаслуженно отвергаем «правильных» партнёров, так как у нас нет опыта здоровых отношений и в конечном итоге мы не ассоциируем чувство «быть любимым» с чувством удовлетворения.

В настоящее время мы женимся, не имея никакой информации. Мы редко читаем книги на эту тему, проводим мало времени с детьми партнёра (если они есть), мы не расспрашиваем с пристрастием женатые пары, а уж тем более не заводим откровенные разговоры с разведёнными. Мы заключаем браки, не докапываясь до причин, по которым они распадаются. Более того, мы сваливаем всё на глупость и недостаток воображения у партнёров.

Этот стиль искусства культивирует навык, который простирается далеко за пределы самого искусства, — мастерство замечать короткие моменты удовлетворения в жизни.

Мы не думаем, что это лицо человека, у которого отсутствуют ноздри и ресницы, у которого всего несколько прядей волос. Сами того не замечая, мы заполняем недостающие части. Наш мозг из крошечных визуальных подсказок выстраивает целостную картину, и то же самое происходит, когда речь идёт о характере потенциального партнёра. Мы даже не отдаём себе отчёта в том, какие мы закоренелые художники.

Художники-импрессионисты XIX века руководствовались философией скоротечности, которая могла бы направить нас в нужную сторону. Они приняли скоротечность счастья как неотъемлемое свойство существования и могут помочь нам жить в мире с этим. Картина Сислея, изображающая зиму во Франции, запечатлела привлекательные, но совершенно мимолётные вещи. Солнце проглядывает сквозь сумерки, и его свечение на мгновение делает голые ветви деревьев менее резкими. Снег и серые стены создают спокойную гармонию, холод кажется терпимым, даже волнующим. Через несколько минут всё это скроет ночь.

Но в других областях жизни всё ещё сохраняются недостатки. Когда в компании начинают общаться только парами, люди будут искать себе партнёра, только чтобы избавиться от одиночества. Пожалуй, пришло уже время решительно освободить дружеские отношения от господства парочек.

К несчастью, после определённого возраста общество делает одиночество опасно неприятным. Общественная жизнь затухает, пары боятся независимости одиночек и редко приглашают их в компанию, человек чувствует себя фриком, когда идёт в кино один. И секс тоже весьма трудно получить. В обмен на всё новые гаджеты и предполагаемые свободы современного общества мы получили проблему: переспать с кем-то очень сложно. И ожидания, что это будет происходить регулярно и с разными людьми, неизбежно приведут к разочарованию после 30.

В эпоху романтического брака существуют другие признаки правильности союза:

В нас проявляется отчаянное и роковое желание сделать приятные вещи постоянными. Мы хотим иметь машину, которая нам нравится, жить в стране, которой мы наслаждались путешествуя по ней. И мы хотим создать семью с человеком, с которым потрясающе проводим время.

Подготовка людей к браку — образовательная задача, которая ложится на общество в целом. Мы перестали верить в династические браки. Мы начинаем видеть недостатки в браках романтических. Пришло время для браков, основанных на изучении психологии.

Было бы лучше, если бы общество напоминало университет или кибуц — с общими застольями, общими удобствами, постоянными вечеринками и свободными сексуальными отношениями… Тогда люди, решившие пожениться, делали бы это из желания быть вдвоём, а не из-за бегства от негативных сторон безбрачия.

Мы исключаем себя из обобщения и не можем винить себя в этом. Но мы могли бы извлечь пользу из тех историй, которые регулярно наблюдаем.

Невыносимое одиночество не самое лучшее душевное состояние для рационального выбора партнёра. Мы должны смириться с перспективой долгих лет одиночества, чтобы получить шанс сформировать хорошие отношения. В противном случае мы будем любить скорее чувство, что мы больше не одиноки, чем партнёра, который нас от одиночества избавил.

Пики жизни, как правило, коротки. Счастье не продолжается много лет. Учась у импрессионистов, мы должны ценить отдельные удивительные моменты нашей жизни, когда они приходят, но не предполагать ошибочно, что они будут длиться вечно, и не пытаться законсервировать их в браке.

Мы считаем, что ищем счастье в любви, но всё не так просто. Порой кажется, что мы ищем такие близкие отношения, которые могут только осложнить достижение счастья. Мы воссоздаём во взрослых отношениях некоторые из чувств, которые испытывали в детстве, когда впервые осознали и поняли, что означает любовь.

Проблема в том, что мы сами не очень хорошо знаем о своих неврозах. Могут пройти годы, но не случится ситуаций, в которых они раскроются. До вступления в брак мы редко бываем вовлечены во взаимодействие, которое вскрывает наши глубинные недостатки. В неустоявшихся отношениях всякий раз, когда вдруг проявляется сложная сторона нашей натуры, мы склонны винить в этом партнёра. Что касается друзей, то у них нет мотива нас доводить, заставляя исследовать реальных себя. Они всего лишь хотят весело провести с нами время.

Нам необходимо знать мельчайшие детали психической организации человека, с которым мы планируем создать семью: его позицию по отношению к власти, унижению, самоанализу, сексуальной близости, верности, деньгам, детям, старению.

Уровень знаний, в котором мы нуждаемся для правильного выбора супруга, выше, чем наше общество готово признать, одобрить и приспособить для повседневного использования, поэтому глубоко ошибочные браки — обычная социальная практика.

Люди признали: когда секс был доступен только в браке, это привело к созданию браков по неправильной причине — получить то, что было искусственно ограничено.

Мы выбираем кандидатов, к которым обращается наше бессознательное, не потому, что они будут радовать нас, а потому, что они будут огорчать нас привычными нам способами.

Неудивительно, что в какой-то момент нам хочется сказать: «Хватит!» Одной из причин, по которым мы женимся и выходим замуж, является попытка избавиться от этой всепоглощающей власти, которую любовь имеет над нашей психикой. Мы уже пресытились мелодрамами и острыми ощущениями, которые ни к чему не приводят. Нам не хватает сил для решения других задач, и мы надеемся, что брак положит конец болезненному правлению любви над нами.

Пришло время рассмотреть третий вид брака — союз, завязанный на психологии. В данном случае человек создаёт семью не с «клочком земли» и основывается не на голом чувстве, но на чувстве, прошедшем экспертизу, и на зрелом осознании психологических свойств своей личности и личности партнёра.

Мысль о том, что вы можете не ужиться, должна тревожно позвякивать рядом с любым перспективным партнёром. Вопрос только, где скрываются проблемы: возможно, это ярость из-за того, что кто-то не согласен с его мнением, или он может расслабиться только за работой, или есть какие-то сложности в интимной сфере. А может, человек никак не разговорится и не объяснит, что его беспокоит.

Браку неподвластно сохранить отношения в этом прекрасном периоде. Брак решительно будет двигать отношения совсем в другую сторону: к собственному жилью вдали от работы, двум маленьким детям.

Перед тем как создать семью, мы проводим довольно много лет в зоне любовной турбулентности. Мы пытаемся быть с теми, кто нас не любит, мы создаём и разрушаем союзы, ходим на бесконечные вечеринки в надежде найти кого-то, познаём волнение и горькие разочарования.

Лет 200 назад брак был исключительно рациональным делом: люди женились, чтобы присоединить свой клочок земли к другому. Холодный и безжалостный бизнес, совершенно не связанный со счастьем главных участников действа. И мы всё ещё травмированы этим.

Когда мы присматриваем подходящего партнёра, наши требования к нему весьма расплывчаты. Что-то вроде: хочется найти кого-то доброго, весёлого, привлекательного и готового к приключениям. Не то чтобы эти желания не верны, но они весьма отдалённо связаны с тем, что мы в действительности будем требовать в надежде быть счастливыми, а точнее — не постоянно несчастными.

Любой человек, с которым мы решим создать семью, не идеален для нас. Целесообразно быть немного пессимистом и понимать, что совершенства не бывает, а несчастье — постоянная величина. Тем не менее некоторые пары несовместимы на каком-то первобытном уровне, их несогласованность настолько глубока, что лежит где-то за пределами нормальных разочарований и напряжённостей любых длительных отношений. Некоторые люди просто не могут и не должны быть вместе.

Мы воображаем, что брак — гарантия счастья, которое мы когда-то испытывали с партнёром, что он превратит мимолётное в постоянное, что он законсервирует нашу радость: прогулки по Венеции, лучи закатного солнца, тонущего в море, ужин в милом рыбном ресторанчике, уютный кашемировый джемпер, накинутый на плечи… Мы женимся, чтобы сделать эти моменты вечными.

Нужен другой набор критериев. Вот что действительно важно понимать:

К сожалению, уроки, которые мы извлекли, не всегда были прямолинейными. Любовь, которую мы узнавали, будучи детьми, часто переплеталась с менее приятными чувствами: ощущением постоянного контроля, униженности, покинутости, недостатка общения — в общем, страданиями.

В более мудром обществе потенциальные партнёры будут узнавать друг друга с помощью детальных психологических тестов и оценки целой группы психологов. Году к 2100-му это будет нормальной практикой. И люди будут задаваться вопросом, почему они так долго шли к этому решению.

В эпоху брака по расчёту при размышлениях о замужестве человек рассматривал следующие критерии:

Мы завершаем образ возлюбленного на основе лишь немногих данных. Собирая цельное представление о личности из небольших, но красноречивых подробностей, мы делаем с её характером то же самое, что делаем, разглядывая этот набросок лица.

Естественно, мы пытаемся узнать друг друга ближе. Знакомимся с семьями партнёров, посещаем места, которые им дороги, рассматриваем фотографии и встречаемся с их друзьями. Это даёт чувство выполненного домашнего задания, но это всё равно что запустить бумажный самолётик и сказать, что теперь вы можете пилотировать самолёт.

Брак по расчёту сменился на союз по воле инстинкта — романтический брак. Он диктовал, что только чувства могут быть единственным основанием для заключения союза. Если кто-то влюблялся по уши, этого было достаточно. И никаких больше вопросов, чувства восторжествовали. Сторонним наблюдателям оставалось только уважительно приветствовать возникновение чувства как снисхождение божественного духа. Родители могут быть в ужасе, но они должны думать, что только пара знает всё лучше всех.

Все эти вопросы спустя десятилетия могут обернуться катастрофой. И мы должны понимать всё о них, чтобы искать человека, который сможет противостоять нашему безумию. Надо на первом же свидании спрашивать: «А что может вывести тебя из себя?»

Импрессионистам интересен тот факт, что любимые нами вещи обычно больше всего меняются, появляются на короткое время, а затем исчезают. И они запечатлевают то счастье, которое длится несколько минут, но не лет. На этой картине снег выглядит прекрасным, но он потемнеет.

Во взрослом возрасте мы можем отказаться от некоторых кандидатов не потому, что они нам не подходят, а потому, что они слишком хорошо сбалансированы: слишком зрелые, слишком понимающие, слишком надежные — и эта их правильность кажется незнакомой, чуждой, почти гнетущей.

Одна из привилегий одиночного существования — наличие лестной иллюзии, что вы человек, с которым очень легко ужиться. Если мы так плохо понимаем собственный характер, как мы можем знать, кого нам нужно искать.

И такие ошибки случаются с ужасающей лёгкостью и регулярностью. Неудачное замужество или женитьба с неподходящим партнёром — простая, но при этом дорогостоящая ошибка, которая затрагивает государство, окружающих людей и последующие поколения. Это почти преступление!

Мы должны знать его механизмы психологической защиты и ещё сто тысяч вещей. И всего этого не узнать во время дружеской болтовни.

Но брак не может этого сделать и не сделает. В браке столько же сомнений, надежд, страхов, отверженности и предательства, как в одиночной жизни. Это только внешне брак выглядит мирно, спокойно и до скуки прекрасно.

Теперь люди свободны в том, чтобы сделать гораздо более правильный выбор, когда вступают в брак, а не следовать исключительно отчаянному желанию получить секс.

К сожалению, не существует причинно-следственной связи между браком и такого рода чувствами. Они были рождены Венецией, временем дня, отсутствием необходимости работать, восхищением от ужина, восторженностью первых месяцев знакомства и только что съеденным шоколадным джелато. Ничто из этого брак не воскрешает и его успешность не гарантирует.

Только один ингредиент объединяет счастье и брак — партнёр. И этот ингредиент может быть неправильным.

Из-за отсутствия всех вышеперечисленных данных мы хватаемся за внешность. Кажется, так много информации можно почерпнуть из того, какой у объекта нос, подбородок, глаза, улыбка, веснушки… Но это так же умно, как думать, что можно узнать хоть что-то о делении ядер, рассматривая фотографию атомной электростанции.

Проблема усугубляется тем, что другие люди также застряли на низком уровне самопознания. Они не в состоянии понять, что с ними происходит, не говоря уже о том, чтобы кому-то это объяснить.

Источник: http://mus-express.ru

Оставить комментарий:

 

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо Зарегистрироваться